Добро пожаловать на Новости образования 22.09.2021 г. | 15:02

Ирен Роздобудько: «Пусть сокращают квоты на украинский язык-все равно им писать!"

  • 02.03.2012 г. | 02:54

Одна из самый работоспособный украинских авторов современности Ирэн Роздобудько не перестает выдавать «на гора» плоды своей писательской работы. Читателей ждет новый роман «бы», вышедший в издательстве «Клуб Семейного Досуга».

Ирэн Роздобудько рассказала корреспонденту «ВЗ» о сюжете нового произведения, а также - о деструкции в литературе и творческий тандем со своим мужем.

- Ирен, ваша последняя книга «бы» - о путешествиях во времени. Можно записать ее в разряд фэнтези?

- Не скажу, что книга фантастическая, но в ней - небудничная ситуация. Тридцатилетняя женщина, журналистка Вероника, «воспитывает» сама себя в девятилетнем возрасте, встречается со своими молодыми родителями ... Она запинается от рождения, и не помнит, почему, - вот и хочет это понять. Переживая второй своем детстве, женщина видит причины, по которым ее семья распалась, нелюбовь родителей друг к другу, хотя в молодости все казалось наоборот. Ей удается спасти много жизней, она находит свою любовь ... «Если бы» - необычная книга. Иногда мне самой странно, как мог такое написать. Жизнь - цепь упущенных возможностей. С другой стороны, жизнь - наслоения шансов исправить эти утраченные возможности! А то и другое зависит от одного маленького понятие, вкладываем в слово «если».

- Как-то выделяете «Если» среди почти двух десятков своих предыдущих книг? Есть в ней между строк такое, о чем вы еще не говорили в других произведениях?

- Всегда все пишу между строк и хочу, чтобы мои читатели это понимали. Ценю людей, которые читают именно так, которые видят в истории не просто сюжет, а рассуждения о нашей жизни. В каждой моей книге есть о том, что жизнь - коротка, и стоит спешить делать в нем определенные поступки. Почти везде стараюсь показать в героях важность того, что не нужно жить в дискомфорте. В новом произведении каждый из героев тоже имеет свой «подтекст».

- За годы творчества подход к процессу писания изменился? Воспринимаете его как рутинную работу?

- Для меня писать - все равно, что я сейчас с вами разговариваю. Это то же, что едим, пьем ... Не могу себя заставить сесть работать, говоря, что сейчас должен написать две страницы или пять. Что-то замечаешь вокруг, какую-то деталь (как было с «Пуговица», который «вырос» из обычного пуговки, потерянного кем-то в метро), с которой и может завязаться сюжет. Когда я о чем-то хочу сказать, уже не могу не говорить. Что-то вертится в голове, какие-то голоса - и ты хочешь, чтобы они жили и что-то другим людям тоже говорили. Я - старомодный человек, считаю, что литература должна побуждать к чему-то. Для меня хороший результат книги - когда читатель не забывает ее после прочтения хотя бы несколько дней, примеряет на себя сюжет, обдумывает. Есть люди, которые, как Коэльо, пишут четыре часа, потом гуляют по берегу моря, потом - опять 4:00 писания. Я так не могу. Когда восхищаюсь, мысли уходят гораздо дальше, чем успеваю пересказывать.

- Что сейчас пишете?

- Я не суеверна - могу говорить. Мне даже хочется говорить о новой книге. Следующая книга - для подростков, называется «Арсен». Она написана от имени 13-летнего мальчика, который проводит расследование убийства прапрадеда. В преступлении обвинили прадеда Арсена, а парня назвали в его честь. Он бежит в деревню, где живут родители папы. Там читает книги, мужает, влюбляется ... Несмотря на это, не покидает своего расследования и таки реабилитирует прадеда. Мне неспокойно - не знаю, как люди воспримут эту книгу, или «влезла» я в детскую психологию. Для меня это произведение интересен тем, что, возможно, докажу парня в 16-ти лет, то можно ожидать продолжения его приключений. Это не будет «сироп» - он столкнется с улицей, с сигаретой, с предательством ... Пишу роман под названием «Тот, кто не стрелял». Мне интересно, что чувствует «беркутовец», который стоит по ту сторону забора. Он вынужден там стоять, в отличие пикетчикам или еще кому-то, хотя среди толпы есть и его близкие.

- Вы среди своего окружения прототипов своих героев?

- «Хватаю» все вокруг. Это же инопланетянина трудно встретить. А мальчика или милиционера - совсем нет.

- Когда-то говорили, что вы гумусом для литературы той, которую мы хотим видеть. Что-то «проросло» за это время в современной литературе?

- Я так боюсь ... Запретный себе о ком говорить, кроме своих друзей. К друзьям-писателей отношусь субъективно, поскольку я их читаю. С удовольствием читаю Галю Вдовиченко, Лариса Денисенко, Лесю Воронину ... У каждого писателя есть свой круг читателей. Люблю и Таню Малярчук, Женя Положия, Тараса Прохасько - они могут меня удивить. Я - не участник литпроцесса, в любом случае. У меня - свои творческие «накрути», свои мысли. Для меня литературный процесс - это когда все по цепочке передают друг другу темы, как кирпичи. Сейчас в литературе много молодежи, есть мода на городской молодежный роман. Вот Сергей Жадан - необычный поэт и прозаик. Листаю книгу другого автора - Жадан, еще другой - внутри тоже Жадан. На обложке фамилия одна, а стилистика и ситуации - Жадана ... Нужно искать что-то свое. Мне жаль старших писателей, потому что мы о них забыли. Хотелось бы, чтобы мы читали Евгения Гуцало, Анатолия Димарова - не стоит за этими всеми «иренамикарпамы» и «иренроздобудькамы» обходить их творчество.

- Сейчас как в стране, так и за ее пределами - много негатива. На вас он влияет или превращаете все на «плюс»?

- Очень влияет, как и на всех людей. Абстрагироваться невозможно, я всех переживаю, особенно за молодежь. Роб-лю все, что могу. Пусть сокращают квоты на украинский язык - я все равно им писать! Также преподаю в Театральном университете им. И. Карпенко-Карого, стараюсь студентам привить другой способ, чтобы они ломали рамки, видели, в каком мире живут, и могли его изменять. В книгах делать это интенсивнее. Ведь книги просто так не пишутся.

- А если молодые люди своеобразно ломать рамки, внося элементы деструкции в литературу?

- Я люблю Хемингуэя, Ремарка, Фолкнера, Сэлинджера, Лондон - в их произведениях есть мужчины, пабы, проститутки, пьяные разговоры под водку. Но нет ни одного матерного, поскольку это - литература. Там есть то, что пишут и наши ребята-писатели, но без нецензурщины. Литература не должна выполнять деструктивную функцию. Для меня Набоков - удивительный стилист, но вносит нотку разрушения в мире. Он настолько ломает человеческую психику, доверяя ему, уже нельзя ее восстановить. Когда-то была на встрече с французским писателем Фредериком Бегбеде. Он сказал: «Если кто-то, прочитав мою книгу, вскочил с 11-го этажа, я был бы счастлив». Человек хочет словом достичь непонятных вещей ... Нужно это различать. Ведь существует и добро, и зло, и вдвоем эти силы никогда не победят.

- Ирэн, на творческих вечерах вас трудно заметить саму - уже долгое время проводите встречи вдвоем с мужем Игорем Жуком ...

- Еще до нашего знакомства было заметно, что и мои, и Игорю тексты перекликаются. Его песни и стихи дополняют мои произведения. Но это все нарочно. Скажем, моя предыдущая книга «Я знаю, что ты знаешь, что я знаю» посвящена украинским эмигрантам, живущим в Германии. А Игорь презентовал диск, посвященный нашим эмигрантам в Италии.

- Что изменилось с тех пор вы стали выступать перед публикой тандемом?

- Если люди любят друг друга, является семьей, то никакие разные или одинаковые профессии и взгляды не испортят их отношений. Если же испытывают дискомфорт между собой, то, даже поет на сцене в унисон, не найдут согласия. Не имеем банальной проблемы «двух творческих людей». Мне помогает, когда Игорь поет, а я читаю какой-то отрывок, который подходит под песню. Таким образом, мы стали «шоуменами» (смеется - Ю. Т.-Ч.). В книге «Амулет Паскаля» у меня другие стихи, а теперь вставляю туда Игорю песни. Людям интересно и весело воспринимать такой формат.

Справка «ВЗ»

Ирэн Роздобудько Родилась 3 ноября 1962 г. в Донецке. Окончила факультет журналистики Киевского национального университета им. Т. Шевченко. Работала в Донецком отделении ТАСС-РАТАУ телеграфисткой, в многотиражке Донецкого металлургического завода, журналистом и диктором радиогазеты. С 1988 г. живет в Киеве, где работала в газете «Родослав», корректором журнала «Современность», обозревателем на первом и третьем каналах Национальной радиокомпании, обозревателем в газете «Всеукраинские ведомости», заместителем главного редактора в журнале «Натали», главным редактором в журнале «Караван историй. Украина »и журналистом в журнале« Академия ». Автор 17 романов и пяти экранизированных киносценариев. Лауреат (2000 г., 2001 г.) и победитель (2005) литературного конкурса «Коронация слова». Самые известные произведения: «Пуговица» (2005 г.), «Увядшие цветы выбрасывают» (2006 г.), «Амулет Паскаля» (2007), «Все, что я хотела сегодня» (2008 г.), « Путешествия без смысла и морали »(2011 г.). Мужчина - бард Игорь Жук. Воспитывает дочь Яну.

Ирен Роздобудько: «Пусть сокращают квоты на украинский язык-все равно им писать!" | 0 Комментарии | Создать учётную запись

Следующие комментарии принадлежат тем, кто их опубликовал. Этот сайт не несёт ответственности за содержание комментариев.


Функции пользователя

Войти

С нами:

Гости: 8

Лучшее


Что нового

СТАТЬИ за последние 24 часов

Новых статей нет

КОММЕНТАРИИ за последние 2 дней

Нет новых комментариев

Poll

Независимое тестирование

Как Вы считаете, улучшило ли качество образования в Украине внедрение независимого тестирования?

  •  Да
  •  Нет
  •  Сложно сказать

Результаты
Other polls | 1,251 voters | 10 Комментарии